НовостиСобытияМненияКультураТрансляцияНепечатное издание
ВходРегистрация
Категория: Новости
Опубликовано в 17:26  30.09.18
281
0

Интервью с переводчиком драматургии Ольгой Варшавер и драматургом Ириной Васьковской

Общедоступный театр "Периферия" впервые проводит творческую лабораторию в Астрахани. Корреспонденты CYNA.NEWS поговорили с переводчиком Ольгой Варшавер и драматургом Ириной Васьковской. Они рассказали о трудностях перевода литературы, тематике произведений юных драматургов и каким они видят итог работы школы. 


— Вы уже несколько дней в нашем городе, успели познакомиться с участниками проекта. Как можете оценить потенциал будущих драматургов?

Ирина Васьковская: Честно сказать, я не хочу оценивать потенциал, потому что мне всегда радостно, что люди вообще начинают писать. Для меня это уже серьёзный шаг — значит, у них есть потребность писать. Ты пишешь текст, присылаешь, слушаешь его на читке, и это даёт опыт, особенно для начинающего. Волшебное действие, когда ты слышишь впервые материал со сцены. Я оценивать ничего не буду, но честно скажу, что такого я не ожидала. Не все пьесы, конечно, высокого качества, но у ребят потенциал большой. Я бы очень хотела, чтобы они продолжали писать. Вот, например, Олесе Сырник всего 16 лет. Мы, конечно, редактировали пьесу, но там было зерно, было над чем работать. Это не было так: “Олеся, ну, молодец, пятёрка”. Я была поражена, честно.

— А на какую тему, в основном, ребята пытаются писать в рамках лаборатории?

Ирина Васьковская: Конечно большая часть пьес так или иначе о семье, например у Стаса Шелковского, Олеси Сырник или Ани Макаровой. Основная направленность — отношения внутри: мать/отец, родители/дети. Тема у нас в целом звучит “Отцы и дети”, но, например, у Григория Миляшкина материал сильно отличается, у него другой текст, подход совсем другой, но все крутые.

Ольга Варшавер: И хорошо, что все люди разные.

Ирина Васьковская: Да. Знаете, иногда бывает, что тексты очень похожие, но здесь, отбросив в сторону любовь ко всем, я скажу, что не ожидала такого высокого уровня проработки. Была ещё 14-летняя Василина, но она больше не появилась. Может, мы её напугали? (смеется)

Ольга Варшавер: Были не только 14-летние, но и люди продвинутого возраста.

Ирина Васьковская: Да, у нас было два крайних возраста, 14 и за 50. Но оба участника "потерялись".

— Ольга Александровна, некоторое время назад театр выпустил новую постановку, спектакль по книге Али Бенджамин “Доклад о медузах”. Вы — переводчик этого произведения. С какими сложностями вы столкнулись в процессе перевода?

Ольга Варшавер: Для меня, когда я перевожу хорошего писателя, главное — не "расплескать" то, что я вычитываю в тексте. Надо, чтобы перевод на русский язык произвёл на читателя такое же впечатление, какое произвел оригинал на читателей в той стране, где изначально эта книга вышла. Это, собственно, такая незатейливая истина, но, к сожалению, порой переводчики начинают самоутверждаться за счет автора. Если в мои руки попадает текст, который меня чем-то не удовлетворяет, у меня тоже может возникнуть желание что-то поправить, но я стараюсь такие произведения в работу не брать, у меня выбор колоссальный. В основном, я прихожу со своими проектами, с поразившими меня книгами к издателям, а не наоборот.

С Али Бенджамин случилась именно так: я нашла произведение, долго уговаривала издателя рискнуть, потому что это первая дебютная повесть, автор пока никому не известна. Мало ли — может, она вообще больше ничего не напишет или последующие книги будут слабее первой. Для издателя (книга вышла в издательстве “Самокат”) это серьезный риск, но тем не менее я их убедила. А натолкнула меня на эту книгу моя автор, которую я перевожу уже много лет, Кейт ДиКамилло (“Удивительное путешествие кролика Эдварда”, “Спасибо Уинн-Дикси” и др.) Я очень доверяю ей и её литературному вкусу. Когда она похвалила дебютную книгу Али Бенджамин, я сразу полезла читать и поняла, что хочу её перевести.

Что касается трудностей, важно попасть в ту интонацию, которая присуща именно этому автору. Та же Кейт ДиКамилло имеет свой голос, а Али Бенджамин свой, и — если их переводит один и тот же переводчик — нужно сделать так, чтобы читатели их не перепутали. Еще можно, конечно, поговорить о названии. В оригинале книга называется The Thing about Jellyfish. То есть, медузы в названии присутствуют, а thing— очень абстрактное слово, и совершенно ясно, что ни на обложку, ни на афишу в театре его не поставишь. Потому что по-английски thing — что угодно, всеобъемлющее такое слово. По-русски же, слово “вещь” очень предметно, вещь можно потрогать. Получается, что даже при точном переводе нужно уходить от существительного и говорить: “Кое-что о медузах”, “Немного о медузах”, но звучит отвратительно. В дальнейших поисках названия лучше опираться на само произведение. Сама книга построена по принципу доклада. Там есть учительница естествознания, которая играет значимую роль в сюжете, рассказывает ученикам, как готовить естественнонаучный доклад, как подбирать материал, анализировать его. Ближе к концу Сузи, главная героиня, делает свой доклад на уроке, и это первый раз, когда она открывает рот после года молчания. Она год молчала после гибели подруги. Название “Доклад о медузах” идеально ложится в сюжет, в полном соответствии с книгой. Мы сначала боялись, обсуждали с редактором: не отпугнёт ли читателей слово “доклад”, потому что наша целевая аудитория — подростки. Но решили рискнуть и, мне кажется, не ошиблись.

— Вы не только успели пообщаться с ребятами, но также дали мастер-классы. Если резюмировать, какую основную мысль хотели донести до участников?

Ольга Варшавер: Театр бывает очень разный, и всё в театре на сегодняшний день имеет право на существование. Я верю, что театр, будучи синтетическим искусством, не должен относиться к тексту как к "священной корове". Для театра текст — отправная точка, и то не всегда, но если мы здесь собрались, чтобы работать с материалом, который будет отправной точкой, то пьеса — это то, что мы должны выдать как продукт. Он должен быть цельным, законченным. Можно и нужно надеяться, что режиссёры и актёры выстроят на основе текста свой сценический мир, найдут волшебный ключик, для них нужно оставить воздух в тексте. Но для них нужно и флажки расставить, акценты какие-то важные — по ним будет выстраиваться траектория спектакля. При этом все-таки не стоит забывать о теории драмы: завязку, событие, конфликт, кульминацию, развязку никто не отменял. Это небесполезные вещи, если их не будет, то зритель может потерять интерес, заскучать.

Ирина Васьковская: Я пыталась им максимально оказать именно практическую помощь. Мы говорили о теории драмы, структуре. В основном, все ребята доработали тексты за довольно короткое время. Конечно, на мой взгляд перфекциониста, они должны быть ещё отредактированы, но я считаю, что мы неплохо потрудилась. У меня нет опыта преподавания, как у Ольги Александровны. Я пыталась разложить всё по канонам, потому что театры разные, тексты для театров тоже разные. Бывает пьеса из двух предложений, бывают пьесы в основном из гиперссылок. Это всё ставят, и делают спектакли. Мы не изобретали, но пытались всё разобрать.

— А есть ли какие-то секреты, которые должны знать будущие драматурги?

Ирина Васьковская: Сейчас существует масса литературы по сценарному мастерству и драматургии. Самый доступный лайфхак, как говорил Николай Коляда: “Обязательно назовите всех героев по именам в начале пьесы”. Просто авторы часто забывают. Если ты вводишь героя— нужно его отслеживать. Например, вот в пьесе заявлен кот, но в конце от кота не остается ни шерстинки. Спрашиваю: “Аня, а куда делся кот”? Это рабочие моменты, когда тебя уже "уносит", ты забываешь про существование персонажа.

Ольга Варшавер: Поскольку я тут, в рамках лаборатории, занималась инсценировками, я бы начинающим драматургам дала такой совет: не высасывайте сюжеты из пальца, попробуйте сделать инсценировки по хорошим книгам. Это тоже непростое дело: взять уже отобранную, проверенную на читателе литературу, где за вас придуман сюжет, разработаны характеры, и перевести все это на язык сцены. Хочется, чтобы начинающие драматурги делали свои тексты при вот такой “поддержке” хороших авторов — и российских, и зарубежных. Сейчас очень много сильной литературы для детей и подростков, но не так много сильной драматургии для этой аудитории. Кстати, даже если получилась не очень хорошая инсценировка, но сделана она по хорошей книжке, возможно, что автор и его герои драматурга спасут.

— Какие книги вы рекомендовали участникам для создания инсценировок на лаборатории?

Ольга Варшавер: Я рекомендовала кое-какие свои переводы — просто потому, что это произведения, с которыми я знакома, и мне было бы проще с ними работать на лаборатории. Кроме того, безусловно книги Кейт ДиКамилло и Дэвида Алмонда, лауреатов высших литературных премий, просто очень хороши. Да и Уильяма Стайга вы все знаете, потому что он — автор “Шрека”. В общем, есть авторы, с которыми можно работать. А я ещё, видимо, инстинктивно выбираю для перевода тех авторов, произведения которых просятся на сцену, я заточена на театр.

— Ольга Александровна, Ирина Сергеевна, как бы Вы оценили уровень подготовки лаборатории?

Ирина Васьковская: Прекрасно! Я была в лабораториях, и обычно процесс протекает так: просто работаешь, и никто особо о тебе не заботится, тебя поселили, дали тебе режиссёра, площадку, и ты идёшь работать. А здесь о нас заботятся, опекают, водят на экскурсии. Мне кажется, за последние лет пять у меня не было столько экскурсий сразу. Очень благодарна Лидии и Александру и их театру.

Ольга Варшавер: Я очень довольна. Уровень подготовки замечательный, потому что здесь люди нацелены не только на результат, но и на процесс. Руководителям театра “Периферия” важно не только то, что получится, какие спектакли, но и как в процессе лаборатории вырастут актёры и драматурги — и в плане общего образования, и в плане работы с драматургическим текстом. Мне кажется, Лидия Елисеева и Александр Беляев в первую очередь думают именно о внутреннем росте молодых людей, которые с ними работают, а не о результате — получится или не получится спектакль. В любом случае, люди, которые здесь “поварились”, очень много для себя вынесли. Не потому, что мы с Ириной здесь их чему-то научили, а потому что наш единый котёл всем был полезен, и нам тоже. Я, во всяком случае, тут многому научилась.

— Лаборатория завершает работу. Каким вы видите её итог?

Ольга Варшавер: Никогда нельзя прогнозировать. Мне кажется, что некоторые пьесы обретут сценическую жизнь. Далеко идущие прогнозы можно делать не конкретно по какому-то человеку. Понимаете, никогда не знаешь, как “слово наше отзовётся”. Западёт ли кому-то в душу эта идея, решит ли он, что хочет самовыразиться через драматургический текст? Или, прочитав книгу, решит, что ее хорошо бы превратить в пьесу? Я буду этому очень рада. Я верю, что “кому суждено быть повешенным, тот не утонет”, кому суждено стать драматургом — станет. Иногда траектория не идеально прямая, но целеустремленный человек всё равно рано или поздно вырулит на свой путь.

Марьяна Зайцева / Валентина Оганесян (текст) / Алексей Маторин (фото)

 
Последние новости
10:28  11.10.18

Ольга Варшавер: “Если относиться к книге как к своему детищу, как к своему ребёнку, то получается очень хороший продукт”

О сложностях перевода, законах жанра, и секретах профессии рассказала студентам АГУ переводчик драматургии Ольга Варшавер.

21:02  08.10.18

Главная сцена, зажигательные ведущие, громкая музыка, много веселых людей и крутые конкурсы – это вечернее построение на форуме

11 международный образовательный форум Selias подошёл к концу, но участники до сих пор делятся своими впечатлениями.

14:37  05.10.18

||| Российско-Узбекский молодежный форум: день за днём

||| Российско-Узбекский молодежный форум

10:50  05.10.18

В Астрахани проходит Российско - Узбекский молодёжный форум

В Астрахани проходит Российско - Узбекский молодёжный форум

10:03  05.10.18

Аэропорт в Астрахани могут назвать именем Велимира Хлебникова

Аэропорт в Астрахани могут назвать именем Велимира Хлебникова

14:14  04.10.18

В аккаунтах ГодаДобровольца новый видеоролик. Посмотрите его прямо сейчас

Посыл прост: если кажется, что время добрых дел прошло, то достаточно перевернуть страницу и посмотреть заново.

07:45  04.10.18

Наиля Никитина: Нужно быть настойчивым в достижении цели

Наиля Никитина: Нужно быть настойчивым в достижении цели

15:26  02.10.18

Стас Море: "В первый раз папа вызвал меня на сцену в 6 лет, когда я попросил у него пирожное. «Вот выступишь с песней, под баян»

Интервью с певцом Стасом Море на международном образовательном форуме Selias.

13:08  01.10.18

За всю жизнь ничего сам не делал, а тут мне прямо сегодня уже 30 стукнуло. Фрагмент пьесы Олеси Сырник "Кекс"

В сентябре в Доме актёра завершилась творческая лаборатория "Знай наших". Молодые драматурги представили публике доработанные пьесы. Совсем скоро мы узнаем, какие станут основой будущего репертура Общедоступного театра "Периферия". С разрешения автора CYNA

08:41  01.10.18

Ольга Варшавер: организаторам важно, как в процессе лаборатории актёры вырастут

Профессионалы давали практические советы, поделились с ребятами списком литературы...