НовостиСобытияМненияКультураТрансляцияНепечатное издание
ВходРегистрация
За всю жизнь ничего сам не делал, а тут мне прямо сегодня уже 30 стукнуло. Фрагмент пьесы Олеси Сырник "Кекс"

01.10.2018

За всю жизнь ничего сам не делал, а тут мне прямо сегодня уже 30 стукнуло. Фрагмент пьесы Олеси Сырник "Кекс"

152
0

В сентябре в Доме актёра завершилась творческая лаборатория "Знай наших". Молодые драматурги представили публике доработанные пьесы. Совсем скоро мы узнаем, какие станут основой будущего репертура Общедоступного театра "Периферия". С разрешения автора CYNA публикует отрывок произведения Олеси Сырник "Кекс". Материал размещается в авторской редакции. 

 

*

Геворг пытается приготовить кекс. Перед ним потрепанная книга с рецептами, которой он тщетно пытается следовать. В миске с молоком плавают куски скорлупы и полувзбитые яйца. Мука везде: на полу, на стенах, на Геворге. Он пытается совладать с различными кухонными инструментами и разбить яйца без скорлупы.

Геворг:

Я самостоятельный взрослый мужчина. Я сам в состоянии забить гвоздь и убить паука. Этот тупой кекс… Этот глупый, дурацкий кекс! Я же видел, как его делала бабушка, я его приготовлю сам! Она делала без рецептов, и я сам… Я же мужчина.

После очередной неудачи бросает яйцо в стену, ставит табурет под люстрой, встает на него, начинает примерять расстояние.

Геворг:

Я же столько раз видел… В муку молоко, потом яйца забубенил, размешал, сахара, изюма, «Гева, не ешь изюм!!!», потом еще изюма… И все ведь без рецептов, сама она делала, из головы. Я чем хуже?

Геворг обреченно садится на табурет.

Геворг:

Наверное, я ничтожество. Не мужчина совсем. Вот женушке бывшей счастье будет, когда я совсем из ее жизни уйду. Нет книги рецептов, куплю, наверное, книгу, как узлы вязать. Сегодня же. Такой подарок ей на мой день рождения сделаю – будет что мужу будущему рассказывать. Как ее бывший повесился, потому что не смог приготовить обычный бабский кекс!

Достает телефон из кармана потертых грязных штанов, набирает номер.

Геворг:

Маме звонить уже нельзя, нет. Только на прошлой неделе приезжала, все лезвия убрала подальше. А этой твари бессердечной ничего говорить тем более не буду!

На линии:

Вы попали на горячую линию поддержки. К сожалению, все операторы заняты, но совсем скоро мы окажем Вам профессиональную психологическую помощь. Повисите на линии совсем немного, и наши работники Вам ответят.

/музыка/

Лиза, по телефону:

Привет. Спасибо, что подождал.

Геворг:

Ничего.

Лиза:

Меня зовут Лиза. А Тебя?

Геворг:

Геворг.

Лиза:

Привет, Геворг. Я здесь, чтобы поговорить с тобой. Ты готов рассказать мне, что случилось?

Геворг, садясь на корточки прямо на табурете:

Да! Много что случилось! Начну по порядку: сначала я родился.

Лиза:

О, я тебя понимаю, продолжай.

Геворг, садясь на табурет уже нормально, а потом расхаживая по кухне:

Потом меня стали нормально растить, как мужика, но бабушка на дурацкие танцы отправила, а там меня Валерия Геннадьевна заставляла больше всех работать, потому что там я один мальчик был, а маме пожалуюсь - в ответ "Терпи!", а папа молчит, он работал вечно, а бабка ругала, ругала постоянно, ВалерьГенадьна орет и орет, до сих пор боюсь...

Лиза:

О, конечно-конечно

Геворг:

Ага, так. А потом жена появилась, быт, и я задолбался окончательно. Долбался-долбался, а она возьми и разводись. Сука! Все бабы - что им не скажешь, все не нравится, все сразу дают задний ход. А что мне делать потом, кто-нибудь из них хоть раз подумал? У меня то бабушка, то мама, то жена готовили, а сейчас я один. Они думают своей головой, что есть человеку? Кекс хочу сделать: яйца, муку купил, даже изюм нашёл, но ничего не получается. Я в отчаянии. Ничего! Нет! Представляете, я понял, что за всю жизнь ничего сам не делал, а тут мне прямо сегодня уже 30 лет стукнуло. Юбилей. Мне на дни рождения всегда бабушка или мама пекли кекс, но теперь я захотел его сделать сам и всех позвать к себе, а не как обычно. Я даже паука нашел и убил голой ладонью. Долго искать пришлось, конечно, но я потом им покажу, что я сам сделал и даже не испугался. Но это не так важно, как кекс. Я пытаюсь, пытаюсь, пытаюсь… Вместо книги рецептов попрошу маму мне купить книгу про узлы, чтобы петлю связать. Не знаю, как вообще жить мне дальше.

Лиза:

О, с праздником! Поверь, я понимаю, как мало осталось у тебя терпения. Боль, которую ты испытываешь, ужасна. Я полностью признаю, что твое страдание безмерно и ситуация кажется невыносимой. Это страдание, которое нельзя преодолеть...

Геворг:

Лиза, я думаю, Вы не понимаете. Ты что сказать-то мне хочешь?

Лиза:

Я думаю...

Геворг:

Да хватит думать, не умеют бабы думать. Ты мне кекс поможешь сделать или нет?

Лиза:

Геворг, если тебе это поможет взглянуть на свою жизнь позитивнее, я буду только рада. Поверь, что здесь и сейчас, в тот момент, когда я говорю с тобой, я не психолог и не соц. работник; в этот момент я просто человек и я переживаю, что бы ни происходило, тем более в такой важный для тебя день.

Геворг:

Гмм... ну, хоть кто-то. Так бы хоть раз в жизни кто сказал. Давай приготовим.

Лиза:

Давай, Геворг. Что у тебя есть?

Геворг:

Я же говорил: яйца, сахар, мука, изюм и немного молока.

Лиза:

Отлично. Ты любишь изюм?

Геворг:

Да, люблю. Бабушка кексы с изюмом всегда пекла.

Лиза:

У тебя была хорошая бабушка?

Геворг:

Вам так интересно? Ты мне, Лиза, скажи, что в тесто кидать и как.

Лиза:

Да, конечно. Тебе нужны стакан сахара, пачка масла, два-три яйца, две с половиной чашки муки, половина чайной ложки разрыхлителя и немного соли.

Геворг:

А молоко?

Лиза:

Тут оно не понадобится.

Геворг:

Хорошо.

Лиза:

Бабушка тебе с молоком делала?

Геворг, мечась по кухне и выискивая названные Лизой ингредиенты:

Да я и не знаю. Она меня на кухню редко пускала. Мама вообще никогда не готовила при мне, не мужское это дело вообще-то. Не знаю только, как одному теперь, без баб. Меня вообще бабушка воспитывала в основном, а не папа с мамой, но вырос я мужиком. Она мне говорила, что у меня неудач не должно быть, поэтому, никогда не учила меня тому, что у меня будет плохо получатся, например, готовка. Я все нашёл.

Лиза:

Она у тебя до сих пор жива?

Геворг:

Что дальше делать?

Лиза:

Взбей сливочное масло и сахар.

Геворг, неумело смешивая масло с сахаром:

Бабушка умерла уже давно, еще до свадьбы. Жалко, так и не увидела ни праздника, ни мою жену, Ленку. Ну, бывшую. Эта хоть и сучка, истеричка, но она... Не знаю, как сказать. Она со мной ужиться смогла. Я ее даже, кажется, полюбил. Особенно когда она супы варила. Но это было давно. Бабуля бы моя все равно нашла какие-то недостатки, но я знаю, что Лена ей бы понравилась.

Лиза:

Соболезную твоим потерям.

Геворг:

Да какие уж там потери: баба с возу - кобыле легче. Только ведь ехать совсем некуда. Я сам очень семейный человек и был рад уже тому, что стоял хотя бы штамп в паспорте и было, кому готовить. Конечно, и мама, и бывшая ко мне иногда заходят погостить, убраться, накормить, но атмосфера уже совсем не та. Они с мамой вообще подружки, часто вместе приходят, сидят на кухне, а меня отправляют на балкон, чтобы я им не мешал приводить квартиру в порядок. До развода было все почти так же, конечно, но хотя бы жену я видел каждый день. Она и приласкать могла, и обнять, и пожалеть. Не то все сейчас, конечно, не то. Я взбил.

Лиза:

Ты сам можешь выбрать свою дорогу, тебе ведь не обязательно нужен попутчик в жизни. Добавь туда яйца и хорошо взбей.

Геворг, почти с трепетом разбивая яйца и доставая скорлупу из тарелки:

Ну... За меня все раньше решали в основном. Бабушка моя меня на танцы вечно пихала, потом устроила на работу тренером по самбе. Танцевальной, естественно. Я не хотел особо, но шёл. Вот так и дошёл до такой жизни, когда все из рук валится, хоть вешайся. Я пытался иногда что-то самостоятельно сделать, но приходила мама и делала все за меня. Не сказать, что я жаловался, но иногда просто надоедало, что у меня любую деятельность почти вырывали из рук. Ну, я как бы сам иногда отдавал, но могла же хоть одна женщина в доме поддаться! Две женщины, и ни одна не занимает меня делом! Хотя ладно, Ленка, хозяйством занималась, а это мне не надо: готовила, убиралась, и что там еще они делают. Ну, я уже говорил. До сих пор поражаюсь, как она меня, такого неумеху, целых четыре года терпела. Наше первое свидание было у меня дома, там мама как раз кекс по бабушкиному рецепту испекла. Мама нас и познакомила как раз, и свидание обеспечила. С женой мы до свидания разговаривали только по телефону пару раз, да через маму какие-то милые записочки отсылали. Перед нашей встречей я волновался как мальчишка, хотя мне тогда было уже 24 года, не маленький, а ей так вообще 31, почти как маме. Я нашел свой лучший костюм, надушился, прихорошился, мы с мамой завязали красиво галстук и выбрали красивый букет, который, правда, потом у нас на кухне остался в вазе стоять. Я запрещал его выбрасывать целый месяц, пока он совсем не рассыпался. Я взбил.

Лиза:

Теперь смешай муку с разрыхлителем и добавляй понемногу в смесь с яйцами, помешивая, чтобы комочков не было. И как же прошло ваше свидание?

Геворг:

Да, никак. Они с мамой целый час болтали о чем-то, а я на Ленку смотрел. Знаете, и до нее женщины у меня были, но все бросали. И ни на кого я так не смотрел - целый час, даже не попробовав мамину еду. До нее все женщины обзывались, называли тряпкой, использовали. Все женщины суки - вот какой вывод напрашивался. Но Лена ведь не сука. Про работу мне ласково-ласково напоминала каждый день: "Гева, заведи будильничек, тебя завтра ждут твои курицы" – это она так моих учеников называла. Ругались часто, но почти не сильно. Если было что-то серьезное, то на следующий день приходила мама, и они со мной вместе разговаривали, что я где-то был неправ. Ну, это ладно, хоть не обзываются. Вот мы с ней четыре года так прожили. А потом не знаю что случилось. Крики, истерики, все не то. Говорила, чтобы нашёл работу серьезнее, чтобы пошел получать высшее. А мне оно надо? Нам вполне хватало того, что было. Да и мама ничего не говорила. Зачем тратить деньги, стараться, если все равно ничего не отложится. Да и не хочу я, чтобы вся эта беготня в универе где-то откладывалась. Вечная игра в страстишки, сплетни, пересуды, ругань тут и там, вся человеческая грязь снаружи. Каждый за что-то борется, что-то отстаивает и так в итоге остается грустным и неудовлетворенным. Где тут человек? Где он зарылся под этими мелочами? Настоящее счастье - это вкусно поесть, хорошо отдохнуть и крепко обнять. Тогда развитию души ничего не сможет помешать. Вся эта беготня ради одного ведь затевается: чтобы прийти, наконец, к покою, когда тебе ничего делать не надо, когда ты спокоен и размерен. Настолько моя душа несчастная сейчас, что я несколько минут назад готовил себе веревку и табурет, представляешь? Я даже думаю, что пора свою жизнь изменить. Посмотрим, что мама скажет про то, как я кекс приготовлю, как будет мной гордиться и что Ленке скажет. А потом я даже уберусь. И все сам сделаю, без чьей-то помощи и без рецепта. Некому же мне его диктовать, я совсем один! Я замесил.

Лиза:

Добавь изюм и перемешай. Геворг, я вижу, что твои жизненные ценности разрушены: после ухода жены, матери и бабушки из твоей жизни, никто сейчас не может вкусно приговить, крепко обнять и освободить от обязательств, чтобы дать отдохнуть.

Ты чувствуешь, что потерял весь смысл существования. Полагаю, сейчас другие люди кажутся тебе настолько далёкими, что о них даже трудно думать. Все бледнеет рядом с твоей болью.

А может, все наоборот: ты так взбешен из-за отнятого счастья, что чувствуешь себя вправе заставить других отвечать за свою участь.

Признаюсь, говоря за твои чувства, я сама начинаю ощущать твое отчаяние, унижение и беспомощность. Я сама становлюсь унылой и подавленной.

Геворг, неуверенно и с легким непониманием:

Ну... Я замешал.

Лиза:

Смажь форму для выпечки маслом и выложи туда тесто. Ты меня вообще слышал?

Геворг, все еще не понимая, как ему реагировать:

Да... Мне жаль, что Вам сейчас так грустно. Мне разогревать духовку?

Лиза:

На 180 градусов. Потом поставь туда тесто на час двадцать. Геворг, я обещаю тебе, что после того, как все закончится, я останусь с тобой, если ты захочешь...

Геворг, подумав, что наконец все понял и оттого смущенно присев на стул:

Да нет, что Вы, я хоть и в разводе, но, просто не обижайся, я еще не совсем готов к новому, ээ, опыту.

Лиза:

Что? Нет, я клоню к тому, чтобы ты не совершал самоубийство. Ты же вроде собирался.

Геворг, снова ничего не понимая, встав со стула:

Да я и не думал.

Лиза:

А как же веревка и табурет?

Геворг, чуть облегченнее:

Да я просто так. Чтобы бывшая жена, когда приехала, начала волноваться. Я так иногда делаю. Но знаешь, после разговора с Вами, Лиза, я осознал, что не жалость мне нужна, а теплота и любовь. И то, что мне самому надо к этому двигаться. В конце концов то, что я могу что-то сделать сам. Я Вам, Лиза, хочу выразить неизмеримую благодарность, что ты мне помогла сделать мое первое блюдо.

Лиза:

Подожди, Геворг. То есть ты мне позвонил просто поныть?

Геворг, держа форму с кексом в руке:

Наверное, не поныть, а просто пожаловаться на жизнь и попросить помочь с кексом. Разве сюда обращаются не с этим? Мне уже ставить?

Лиза:

Не с этим. Ты вообще представляешь, сколько самоубийц всего за одну минуту нам звонят? Всего твоего нытья не хватит, чтобы описать всю боль этих бедных людей. И ты вдруг решил отнять драгоценное время у высококвалифицированной психологини, психиаторши и педогогини на то, чтобы я продиктовала тебе рецепт самого простого кекса, который сможет сделать даже ребенок?

Геворг, виновато и суетливо ставя форму в духовку:

Я не знал... Лиза, простите меня, ради бога. Я, наверное, сам сейчас же и поставлю

Лиза:

Прощения проси у десятка покончивших с собой подростков, ведь вместо их спасения я занималась тем, что вникала в твое нытье. Какая мерзость, твой день рождения совпадает с днем смерти сотни несчастных людей.

Геворг, дергаясь, молча замер у полуоткрытой духовки с наклоненной формой в руках, из которой вот-вот выльется все тесто. Но, все же спохватившись, быстро засунул форму в духовку:

Тогда я не буду больше отнимать время, простите, я не знал даже о таком.

Лиза:

Ну уж нет, Геворг, я тебя послушала, теперь выслушай меня и ты. Во-первых, сейчас я для тебя не Лиза, а Елизавета Геннадьевна. Во-вторых, я хочу, чтобы ты четко для себя уяснил, что в мире ты едва ли нужен даже своей матери и бывшей жене. Если честно, я не понимаю, почему они вообще до сих пор держат с тобой связь. Но, тем не менее, ной этим бедным женщинам, а не другим людям. Я уверена, что как раз из-за нытья тебя все бросили. Ты - ничто, которое высасывает из окружающих все соки, выливая свои проблемы им на головы, к тому же и не можешь сам ничего сделать. Иди и извинись перед бывшей и перед матерью за то, что появился на свет. Уверена, что даже повесится взаправду ты бы не смог - придется же узел завязывать. Иди попробуй, поплачь и никогда сюда не звони.

Лиза бросила трубку.

Геворг с телефоном в руке недоуменно стоял в той же позе, что и оставался. Молча поднялся на табурет, стянул шнурок с кеды, связал какой-то узел. Снова набирает номер.

Геворг:

Ответит - сброшу. Не ответит... (смотрит на веревочку)

Мама:

Гевочка, ты шо так рано? Глазки наверное сонные совсем. С днем рождения, Гевушка, тебе приветик Леночка передает, тоже поздравляет.

Геворг, запинаясь:

МамА, я хочу извиниться и сказать, что я вас обеих люблю. А еще я выспался и сам приготовил кекс с изюмом. Приезжайте, я паука убил.

Мама, полная недоумения:

Шо ты, сам?

Геворг:

Сам, мамА!

Мама, мимо трубки:

Лена! Он сам сделал! (к Геворгу) А шо ты сам сделал?

Геворг:

Кекс, мамА! И паука убил одной ладонью!

Мама:

Кекс! И паука!

Лена, на фоне:

Таки сам?

Мама:

Таки сам!

Геворг:

И паука!

Звук падающего тела на фоне. Возглас матери.

Мама:

Ленка умерла взаправду шоль…

Пауза.

Геворг:

Ну, вы приезжайте, как она оживет.

Мама:

Ну, дышит вроде. Приедем, Гевочка, приедем.

Геворг:

Я вас люблю! Пока!

Мама:

И мы тебя, и даже Ленка чуть-чуть, пока-пока!

Геворг с довольной улыбкой достает веник и начинает убираться.

КОНЕЦ

 
Последние новости
10:38  28.11.18

В Астрахани обсудили информационное поле Каспийского региона

22-23 ноября в Астрахани состоялся двухдневный медиатренинг для молодых журналистов «Информационное пространство Каспийского региона». Участие в нём приняли молодые авторы региональных СМИ , студенты факультета филологии и журналистики, рекламы и связей с

11:23  02.11.18

В Астрахани начались показы Каспийской недели моды

С 1 по 5 ноября в Астрахани пройдет восьмой сезон Каспийской недели моды

14:30  22.10.18

Астрахань стала центром притяжения деловых женщин Прикаспия

Астрахань стала центром притяжения деловых женщин Прикаспия

08:09  22.10.18

Волонтеры поддерживают инициативу "Великие имена России"

Волонтеры поддерживают инициативу "Великие имена России"

08:39  18.10.18

В регионе выразили соболезнования жителям Керчи

В регионе выразили соболезнования жителям Керчи

08:43  16.10.18

Участвуем в конкурсе управленцев «Лидеры России»

Участвуем в конкурсе управленцев «Лидеры России»

10:28  11.10.18

Ольга Варшавер: “Если относиться к книге, как к своему детищу, как к своему ребёнку, то получается очень хороший продукт”

О сложностях перевода, законах жанра и секретах профессии рассказала студентам АГУ переводчик драматургии Ольга Варшавер.

21:02  08.10.18

Главная сцена, зажигательные ведущие, громкая музыка, много веселых людей и крутые конкурсы – это вечернее построение на форуме

11-ый международный образовательный форум Selias подошёл к концу, но участники до сих пор делятся своими впечатлениями.

14:37  05.10.18

||| Российско-Узбекский молодежный форум: день за днём

||| Российско-Узбекский молодежный форум

10:50  05.10.18

В Астрахани проходит Российско-узбекский молодёжный форум

В Астрахани проходит Российско - Узбекский молодёжный форум

Теги